Судьба Луценко определится еще очень не скоро

Луценко 3 недели перерыва в ходе над Юрием Луценко ничего не поменяли в судьбе экс-министра внешних дел.

…Юрист Юрия Луценко Алексей Баганец принимал ходатайство обороны с просьбой поменять подсудимому мерку подавления. Одного списка заболеваний из данного документа (ссылаясь на не так давно исследовавшую Луценко лечебную комиссию) достало бы для того, чтобы незамедлительно пробудить «Быструю» и увезти экс-министра внешних дел по меньшей мере в отделение активной терапии. Но арбитр Вовк только внимательным образом слышал говоруна, немного покачивая головой и насколько бы дозволяя содержание у помещенного Луценко определенных неприятностей с состоянием здоровья.

- …Хронічний панкреатит в лагерьі загострення, — перечислял тем временем господин Баганец — хронічний воспаление, поліпоз жовчного міхура, хронічний дуоденіт, аутоімунний тиреоїдин, еутиререоз, цукровий діабет, нейроциркулярна дистонія по кардіальному виду середнього ступеня тяжкості, себорейний дерматит, короткозорість обох глаз середнього ступеня тяжкості, остеохондроз шийного відділу хребта, токсикодискуляторна енцефалопатія генезу, виразкова болезнь дванадцятипалої кишки, папіломатозна гастропатія…

Любой из присутствующих в зале свободен был понимать данный перечень в меру собственной безнравственности. Не верующие ни во что циники вправе прочитать первую главу «Трое в ладье, за исключением собаки» (с традиционным «Я честно отработал все 20 6 букв алфавита и удостоверился, что единственная болезнь, которой я не имею, — это нагноение коленчатой чашечки»). Идеалисты – призвать к ответу беззаконную власть, которая желает сгноить оппозиционера Луценко в тюрьме. А реалисты – просто узнать: ну и когда же бесспорно нездорового человека начнут, фактически, исцелять? Так как даже в случае если у подсудимого присутствует по крайней мере 30% оглашенных заболеваний, как представить порядок, при котором помещенный не приобретает общего размера нужных ему медикаментов?

Сам Луценко слышал данный список, смотря в какую-то листовку и плотно алея: экс-министру МВД, как и каждому мужчине, досадно, когда чужие (разбирай: многомиллионное население Украины) приобретают предлог позлословить о его состояние здоровья. Однако делать нечего: вот который год трибунал активно переступает все резоны обороны, по которым обвиняемый, на время процесса выйдя из СИЗО, не собирается пускаться в бега и, находясь на независимости, не может оказать влияние на очевидцев. Под ткань располагаются и многие ходатайства не заключительных на Украине людей о взятии Луценко на поруки под собственную обязанность…

Остается добиваться смягчения режима по плохому положению состояния здоровья. Однако как быть, в случае если нарекание не удивляют ни голодуха Луценко, ни плач его супруги, ни, что самое важное, озвученный после еще одного освидетельствования зловещий диагноз – цирроз печени.

- Хочу выделить, — сообщил позавчера обвиняемый — что не мои медики, а установленные Минздравом врача – 2 доктора Швец и Сновальщик – обследовали меня в условиях СИЗО и на основании этих 2-ух, майских и августовских, академических познаний вынесли приговор. Вот их распечатки. Это бумаги, господа прокуроры! Не опускайте глаза! Зинченко! Печать взгляни, я к тебе обращаюсь!

- Почитаемый арбитр, я прошу сделать примечание! – заявил обвинитель Е. Зинченко.

- …По Криминальному кодексу 2 доктора берут на себя обязанность за собственный диагноз! Я половину из тех слов, которые прочитал Баганец, не осознаю! Я слышу лишь одно: цирроз печени! И другое: варикозное продолжение сосудов желудка! Это значит, что когда угодно, пока я слышу неправда Зинченко и прочих прокуроров, у меня может подняться давление, сосуд порвется к чертовой мамы, и вы вынесете меня вперед ногами!

Но беспокойной тройке юных прокуроров чувства подсудимого были – что божья роса. На этот раз аргументация нарекания была «выжидательно-хамская»: дескать, цирроз — мнение лечебной комиссии, а не заключительный диагноз, и на данный момент лечебного доказательства этому диагнозу нет.

«Описанные доводы юристов не подтверждаются никакими бумагами. Потому ходатайство не пригодно ублажению», — данная прокурорская фраза в различных версиях приводила подсудимого и его супругу до светлого каления. Опять убедившись в том, что за прошлые 3 недели человечности у стороны нарекания не прибавилось, Луценко полностью закончил удерживать себя и в будущем именовал прокуроров «мерзавцами», «уродцами», «импотентами» и прочими неприятнейшими прозваниями. Обвинитель Лобань слышал его, сурово смотря впереди себя, обвинитель Зинченко то алел, то белел. И лишь арбитр Вовк был волоок и настойчив: он давал подсудимому выговориться и только периодически увещевающе подымал руку. Луценко с Вовком также обращался обходительно: обвиняемый очевидно принял решение, что арбитр в этой обстановки – лицо зависимое, что ему напечатают – то и сделает. И затем: уживаться с данным арбитром надо будет еще длительное время, и спасибо за то, что он не проводит процесс в духе Родиона Киреева.

Это, тем не менее, абсолютно не навредило вежливому господину Вовку уклонить ходатайство обороны об изменении меры подавления. При этом, в свойственной для себя манере, Вовк показал на то, что администрация Лукьяновского СИЗО должна снабдить подсудимому лечение.

Будущий ход совещания лучше всего описывает фразеологизм «горохом о стенку». Оборона иным собственным ходатайством попросила от трибунала показать на несоблюдение Федеральной пенитенциарной службой и Минздравом права экс-главы МВД на приобретение медпомощи и этим самым снабдить лечение Луценко. Как заявил сам обвиняемый, «я не прошу меня выпустить, я прошу меня исцелять. Меня не вылечивают, меня мацают и определяют еще одну комиссию».

В ответ обвинитель Зинченко изрек сакраментальное: «Это выходит за рамки зоне ответственности трибунала».

Осмотрительный арбитр Вовк на это никоим образом не откликнулся: вероятнее всего, в масштабах данного трудного процесса его организует все, что выходит за рамки зоне ответственности трибунала и уменьшает его обязанность. Но несмотря на это возмущению Луценко не было лимита.

-Это нельзя переносить, это неправда, Зинченко, вашу мать! — кликнул он. — Тебе дали справку с печатью, с диагнозом, а ты говоришь: ничего не дано. Сколько можно переносить это надругательство? Не имеешь возможности рассуждать истину – тогда сядь и умолкни!

Но одетый в изящный ясный наряд Зинченко усаживаться и не произносить ни звука не намеревался.

- В случае если такое действие продлится, мы станем должны установить вопрос об удалении подсудимого, — рассказал он.

Когда Елена Луценко, обругав прокуроров «скотами и мерзавцами», в слезах выбежала из зала, а трибунал удалился в комнату для совещаний (чтобы, возвратившись, уклонить ходатайство), «Комитет» задал Юрию Витальевичу несколько вопросов.

- Российские СМИ вперебой пишут о том, что Европа и Соединенные Штаты ведут с Януковичем продажи об избавлении Юлии Тимошенко. Вы 8 лет располагаетесь в СИЗО, однако информацией, само собой разумеется, не обижены. В какой мере судьба Луценко интегрирована в данный «пакет» продаж?

- Я, пока, не столько приобретаю частную информацию, сколько разбираю доступную. Обосновываясь на собственном эксперименте, я делаю тест, который обычно различается от репортерских модификаций. В этом случае Европа, бесспорно, ставит вопрос не только лишь о Тимошенко, но также и о отчетливом знаке с условием остановки репрессий. Необходимо помнить о том, что Европа даже прежде наших СМИ и политических деятелей додумалась, что Тимошенко и Луценко – не только экс-премьер и экс-министр, а 2 лидера партий, принявших большинство на заключительных отборах в конгресс. Поэтому, а не в силу автономных наклонностей, Европа настолько упорно говорит о деле Тимошенко и Луценко. Вплоть до непосредственной записи в Резолюции Европарламента.

- Однако так как обсуждение ваших с Тимошенко дел в Печерском суде располагается на различных этапах…

- Да, тут есть аспект. В случае если судейский фарс по Тимошенко почти завершен, то у меня спереди по меньшей мере 40-50 заседаний. По текущим ритмам это значит, что мой «финиш» вполне может быть где-то летом 2015 года. Как следствие, есть вопросы о том, может ли модель, которую требует ЕС, быть использована синхронно по Тимошенко и Луценко.

- И каковой ваш вывод на данный счет?

- В случае если это решение будет внедряться конгрессом, я полагаю, что справедливость восторжествует не только лишь по отношению к нам раздваиваем, но также и ко многим неповинным потерпевшим текущей власти. В случае если это будет непосредственное распоряжение власти суду, то оно коснется только автономных личностей…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>